November 12th, 2010

осама

Заявление Управления делами Московской Патриархии в связи с ситуацией вокруг Боголюбского монастыря

http://www.patriarchia.ru/db/print/1316471.html
11 ноября 2010 г. 18:45

В последнее время в средствах массовой информации вновь активно стала обсуждаться ситуация вокруг пребывания несовершеннолетних в Боголюбском монастыре Владимирской епархии в период до 2009 года.

Проведя совместно с Синодальным информационным отделом предварительное изучение ситуации во Владимирской области, а также материалов средств массовой информации, Управление делами Московской Патриархии констатирует следующее.

Осенью 2009 года в средствах массовой информации было опубликовано обращение на имя Патриарха Московского и всея Руси несовершеннолетней бывшей воспитанницы Боголюбовского монастыря Валентины Перовой, которая заявляла, что во время своего пребывания в монастыре подвергалась жестокому обращению.
Collapse )
ber

Демоническая природа ювенального фашизма

ЛЕОНТЬЕВ Михаил, главный редактор журнала «Однако»

ИЮЛЬСКИЕ ТЕЗИСЫ
или Снова о ювенальной юстиции.

Начну с того, что идеологический принцип, на котором основана сама концепция ювенальной юстиции, на мой взгляд, таков: государство способно позаботиться о детях лучше, нежели их родители. Отсюда вывод: нерадивых родителей оно может терпеть, если они на чем-то не пойманы, — но отношение к ним строится по известной формуле: «то, что вы пока на свободе — это не ваша заслуга, а наша недоработка».

Выходит, ювенальная юстиция опасна. Чем же?

Тем, что она стремится к экспансии, как и всякий бюрократический институт. Стремится засосать в свои жернова как можно больше детей, формально прикрываясь стремлением их «спасти».

Тем, что она никому не подотчетна. В европейских странах она находится как бы в скорлупе, не подчиняясь никаким государственным органам. Воздействовать на нее можно только очень жесткой, упорной политической волей. Так и задумаешься невольно — может, и хорошо, что у нас, в России, трудно представить систему правосудия, независимую от внешнего воздействия? И нужен ли нам бесчеловечный суд, на который вовсе нет никакой управы?

Тем, что она не может быть милосердной. Поясню: когда речь идет об обычной юстиции, обычном праве — гражданском или уголовном, то там есть преступник и есть жертва, есть истец и ответчик. Есть к кому проявить милосердие. Ювенальная юстиция — дело иное. Она по определению исходит из интересов ребенка, как она их понимает. Позиция эта выглядит, мягко говоря, двойственной. С одной стороны, с точки зрения ювенального суда, проявить по отношению к ребенку милосердие — значит отобрать его у родителей-«монстров» и поместить в приют или приемную семью. С другой стороны, малолетний правонарушитель — не преступник, а ребенок. А раз он не воспринимается как преступник — то и помилования, амнистии в отношении к нему быть не может. Ювенальная юстиция как бы строится на том, что она сама по себе — воплощенная добродетель, а значит, все ее решения автоматически объявляются милосердными и пересмотру не подлежат, — хотя на самом деле выходит так, что как раз подлинного милосердия в ней меньше всего.

Collapse )

  • Current Mood
    anxious anxious