maruty (maruty) wrote in anti_ju_ju,
maruty
maruty
anti_ju_ju

Ювеналия в действии: некоторые истории

1) Посещение травмпункта.

История  женщины, рассказанная ею на форуме. У нее двое детей, младшему 3,5 месяца. Они москвичи, сейчас живут в Московской области.
 

"..сегодня
у меня случилась несчастье. старшая доча неловко потянула за руку
маленького и он резко закричал от боли.
...
скорая отвезла нас в
травмпункт. сделали рентген...врач сказал. что у него подвывих головки
правой лучевой кости. вправлял 2 раза.
...
у меня радость!!!
развязала ручку посмотреть,, и дала ему любимую игрушку, вложила в ручку
и он её поднял! схватил игрушку. и сейчас полностью ей может двигать.
Он видимо просто боялся боли. А сыпь это просто оказалась потница.
Моя
девочка старшая вся извелась-изрыдалась, чувствуя за собой вину.
 

...
сейчас
всё отлично. лежит на животе и опирается на ручку, берёт игрушки, суёт в
рот. треплет за волосы. Сам развеселился, что ручка прошла. К хирургу
не поедем!!!

Сегодня мне пришла повестка в милицию.
Привожу
текст:
Матери ребёнка.
Повестка о вызове для дачи объяснений.
В
соответствии со ст. 188УПК РФ Вам надлежит прибыть 19.03.2010 к 16.00
во 2 ГОМ УВД по городскому округу Орехово-Зуево, расположенному по
адресу .... к инспектору ОДН УВД по городскому округу Орехово-Зуево
Кузиной И.В.
При себе иметь паспорт или иной документ, удостоверяющий
личность.

Я звоню по указанному телефону и спрашиваю о причине.
Эта самая инспектор Кузина отвечает, что в связи с травмой ребёнка я
должна подойти и написать объяснительную, что моего ребёнка никто не
избивает. Такие сведения им приходят из травмпункта, в который
обращаются родители. Я интересуюсь на сколько это законно и спрашиваю
номер законного акта, где такая хрень написана. Она отвечает, что не
знает нихрена таких номеров. Это происходит на уровне города. Что их
обязали проверять каждую травму, которые происходят с маленькими детьми,
даже если те прищемляют пальчик или сбивают коленки. И что "нам самим
неприятно это всё выяснять, но нас обязали


муж пришёл в 4
часа на допрос.
Мужу показали телефонограмму из травматологии, что
поступил вызов, что был приём с ребёнком по факту травмы, и ещё одна
телефонограмма, что после травмы приходил полковник милиции для
расследования обстоятельств травмы. но так как ему никто не
открыл.(прим. я ничего не слышала) он составил телефонограмму. Мужу всё
это показали.
Кузина: ПИШИТЕ ЗАЯВЛЕНИЕ О ПРЕКРАЩЕНИИ РАССЛЕДОВАНИЯ.
Муж
написал под диктовку:"прошу прекратить расследование по факту получения
телесных повреждений моим малолетним сыном. Травма получена по
неосторожности.Претензий не имею судиться не желаю." Муж: с кем
судиться?
Кузина: Это для того, что если вдруг окажется, что к
примеру соседский ребёнок толкнул вашего сына.
Кузина: надо написать
краткое объяснение как это всё было.
Муж объясняет: старшая дочь
неосторожно потянула за ручку...
Кузина: а у вас есть старшая дочь? Я
должна её допросить..
Муж: это ещё зачем? Я не собираюсь дёргать
ребёнка по этому поводу.
Кузина: хорошо, давайте запишем что вы
дёрнули за ручку.
Написали, что муж дёрнул.
Кузина: А почему
ребёнка перевернули?
Муж: ????
Кузина: А он у вас сам
переворачивается?
Муж: Переворачивается.
Кузина: Когда это
произошло? У вас приём был в 18 часов. А ручку когда травмировали?
Муж:
Часов в 5.
Кузина: А почему столько времени прошло? Сразу не
обратились за помощью?
Муж: Обратились сразу.
Кузина: Он плакал?
Муж:
Да.
Кузина: Сейчас находитесь на лечении?
Муж: нет
Кузина: Так
как всё произошло в квартире я должна составить акт осмотра
материально-жилищных условий семьи.
Кузина: Из скольких человек
состоит семья? Кем работаете( муж не сказал конкретно)Сказал, что
гос.учреждение.
Кузина: Квартира двухкомнатная? Ваш доход?
Муж:
Какое отношение это имеет к делу?
Кузина: Скажите любую цифру, какую
хотите, это формальность. Сама пишет в графах акта: Состояние квартиры
хорошее, Отношения в семье хорошее. С соседями хорошее. В квартире
имеется всё для отдыха и сна детей. Характеристика родителей внешне
благополучная.
Муж: Дайте вторые экземпляры подписанных мною
документов.
Кузина: Я не имею права.
Муж: Я тогда сфотографирую.
Кузина
начала прикаловаться, вы чего из Москвкы, что-ли? Почему так
докапываетесь.
... И начала мозги промывать, что много
неблагополучных семей, которые истязают детей, и им надо их выявлять и
всё такое." 


2) Дело Арсеньевых: Случай изъятия - Ярославль - 2009 г.
Семья: Арсеньевы Андрей и
Татьяна, двое детей – девочка 4 года, мальчик – 2 года.
Изъятие:
Мальчику Арсению при рождении поставили диагноз: тройной порок сердца,
тем не менее, домой ребенок был выписан. В детской поликлинике врач
начал настаивать на немедленной операции на сердце. Семья уже попадала в
подобную ситуацию сор старшей девочкой в возрасте 2-х лет, тогда врач
тоже настаивала на операции. Но, после тщательного обследования
выяснилось, что имеет место врачебная ошибка – неправильный диагноз.
Поэтому делать сложную операцию грудному ребенку Арсеньевы сразу не
решились, а решили обследовать. Тем более, что в их случае (врожденный
порок сердца) заболевание не всегда правильно диагностируется, с
похожими симптомами вполне могут протекать другие заболевания.

Родители
совершенно законно отказались, мотивируя свой поступок тем, что для
начала можно попробовать полечить. 24 мая 2007 года в отдел образования
Ленинского района пришло письмо от заведующей поликлиники Басаевой, где
наблюдался ребенок, о том, что существует угроза здоровью мальчика. На
следующий день комиссия приняла решение отобрать ребенка у родителей.
Мать неоднократно самовольно забирала ребенка из лечебных учреждений. 1
июля 2008 года было принято заочное решение Ленинского суда: ограничить
Арсеньевых в родительских правах и передать ребенка органам опеки.

В
течении двух лет ООиП преследовали семью, три раза изымали ребенка. Во
второй раз изъятие происходило с привлечением ОМОНа. Дети с мамой и
бабушкой находились в деревне. Приехали сотрудники ОМОНа в масках, с
автоматами, на глазах у бабушки и старшей девочки выломали три двери,
забрали мать с ребенком.
Мать отвезли в психиатрическую больницу,
малыша в обычную больницу недалеко с деревней. Отец четыре дня
разыскивал жену с сыном. В итоге Татьяна Арсеньева была признана
вменяемой и отпущена из больницы, а по поводу ребенка глава Ленинской
администрации Владимир Слепцов написал распоряжение – вернуть ребенка в
семью. Через девять месяцев Арсения изъяли в третий раз уже из дома и
отправили в Дом малютки.

За эти два года мальчик был обследован и
диагноз подтвердился. Его смотрели в центре им. Бакулева, где
подтвердили, что операция будет нужна, но не срочно (!)
. Фактически
медики лишь оправдали желание родителей не спешить с операцией.

Арсений
пробыл среди отказников больше двух месяцев.

Представители
властей: ведущий специалист отдела опеки Ленинского района г. Ярославля
Наталья БЫТЛАН.

Дальнейшие действия властей: иск об ограничении
матери в родительских правах. Основание – угроза для жизни ребенка.
Летом прошлого года прокурор обратился с иском о лишении Елены
родительских прав.

Действия родителей: начали подавать жалобы во
всевозможные инстанции, в суд.

Результат: суд постановил вернуть
ребенка матери. При этом была еще кассация прокуратуры, после чего
Арсеньевой Татьяне пришлось собирать справки для медицинского
заключения, что она психически здорова и только тогда малыша вернули
родителям.

Последствия: за два года издевательств ООиП у Татьяны
умерла от инсульта мама – не выдержала напряжения. Ребенок болезненно
привязан к матери, боится оставаться без нее.

P.S.P. Пока
тянулась эта история два порока у ребенка закрылись самостоятельно.
Остался один – пятимиллиметровый, который, по прогнозам врачей, тоже
закроется без операции.


3) Случай изъятия - Тамбов
Семья:
отец, мать Обрываева О.В., двое детей. После рождения второго ребенка семья не сразу оформила страховой медицинский полис, по причине того, что мать – гражданка Белоруссии. В семью перестала приходить патронатная медсестра (ушла в отпуск), а другая отсутствовала. К моменту получения полиса, ребенок стал недобирать в весе. Мать обратилась к врачу, сразу после получения полиса.

Врач сказал, что ребенок не добирает в
весе и порекомендовала на следующий день лечь в больницу на
обследование. на следующий день по непонятной причине с той же
поликлиники пришел врач, которого родители не ждали. Стук в дверь
услышали не сразу, поэтому дверь не открыли.

Через время снова
раздался стук в дверь, и удивленные родители увидели на пороге
сотрудников милиции. Они пояснили, что врач, заходившая недавно,
заявила, что по ее подозрению ребенок плачет один в квартире.
Милиционеры вели себя по-хамски, заставили родителей подписать кучу
бумаг, объяснительную по поводу того, что не открывали дверь врачу.
Сказали, что передадут дело в органы опеки. Родители пытались им
объяснить что для этого совершенно нет никаких оснований. И не стали
воспринимать этот случай всерьез.

В этот день женщина легла в
больницу с ребенком, с мыслями что странно там работают в поликлинике. В
течении двух дней у малыша взяли необходимые анализы, никаких
отклонений не обнаружили, подтвердился лишь недобор в весе. Дали
рекомендацию дальше кормить смесью. Лечения никакого не назначили, и
мать решила досрочно под расписку уйти из больницы раньше положенного
срока. В то же самое время к мужу три раза приходили разные врачи, и
всем приходилось объяснять, что мама с ребенком в больнице. После
введения докорма ребенок начал набирать в весе и чувствовал себя просто
прекрасно.

Затем события развивались следующим образом. Мама с
ребенком планово посещала врача, нужно было еще раз прийти на повторный
прием. Накануне вечером в дом явилась дама из милиции – инспектор по
делам несовершеннолетних. Задавала различные вопросы о доходе семьи,
вплоть до меню нынешнего ужина. Спрашивала, почему ранее ребенок
недоедал. Родители объяснили и сказали, что на данный момент все в
порядке.

Женщина со слов родителей записала какие-то бумаги,
которые были подписаны. Родители догадались, правда, спросить у
посетительницы цель визита. Она сказала, что так положено, раз было
обращение с поликлиники. Затем ушла, сказав, что вполне возможно это её
последний визит, если это объяснение удовлетворит органы опеки.

Но
на следующий день случился какой-то невероятный кошмар…

Изъятие:
со слов Ольги Обрываевой: «Мы с мужем находились дома, он работал за
компьютером, я занималась домашними делами. К нам постучали в дверь, муж
открыл и увидел там несколько сотрудников милиции и ряд людей в
гражданском. Как нам объяснили, что они с органов опеки. Мы
поинтересовались, что им нужно. Нам объяснили, что они пришли изъять
ребенка и поместить его в больницу для обследования. Мы с мужем очень
удивились и спросили, на каком основании. Нам сказали, что они получили
какое-то распоряжение прокуратуры на изъятие ребенка. Когда муж попросил
предоставить это распоряжение, сотрудники опеки что-то невнятно
пробормотали и ничего не предъявили. Я сказала, что ни в какую больницу
не поеду, так как в данный момент ребенок абсолютно здоров и уже давно
набирает в весе, а тот диагноз, на который они ссылаются был выставлен
до первого посещения нами больницы. Затем они вышли к нам на кухню и
начали о чем-то спорить с сотрудником милиции из отдела
несовершеннолетних. Потом с их стороны поступило предложение мне
проехать к педиатру и если ребенок реально добирает в весе, у них к нам
больше не будет никаких вопросов. Я, уверенная в своей правоте, не
заподозрила подвоха, но сказала что ребенка нужно докормить. На что они
ответили, что это буквально займет 20 минут и я уже приеду домой. На
улице было довольно холодно и я тепло одела мою малышку. Затем мы
заехали в ряд мест, которые как я поняла, совершенно не относились к
поликлинике, а были больше похожи на личные дела сотрудников. Хотя я
заранее их предупредила, что ребенок недокормлен. Только через 30 минут
мы доехали до поликлиники, но оказалось, что поликлиника уже не
работает, т.к. закончился рабочий день. Почему-то вместо того, чтобы
везти нас домой, нас непонятно зачем повезли в ИНФЕКЦИОННУЮ БОЛЬНИЦУ. В
приемном покое поинтересовались целью нашего визита. Органы опеки
сказали, что им хотелось бы взвесить ребенка и узнать его общее
состояние. На что те ответили, что у инфекционной больницы совсем другие
функции, там нет весов и что общий осмотр ребенка совершенно не по их
части, направив нас к педиатру. Из опеки сказали, что хотели бы положить
меня с ребенком в эту больницу(основания???) Я естественно была
возмущена, зачем класть абсолютно здорового ребенка, который, если и по
их предположению не добирал в весе, то уж точно не страдает никакой
инфекцией. Дальше - хуже. После того как ребенок изрядно вспотел в
машине, его полностью раздели в очень холодном помещении. Местный врач
поставил градусник и начал довольно продолжительный осмотр ребенка на
предмет инфекций. Температура показала 37.3, что естественно после
сильного перегрева ребенка в машине. Я посмотрела на опеку, если честно,
то я такое видела впервые, у них была просто НЕОПИСУЕМАЯ РАДОСТЬ на
лицах. Они сказали что все, ребенок болеет и у них есть все основания
положить его в больницу, причем сделать они это могут и без меня. Я на
это не соглашалась. Врач тоже изначально был против, сославшись на то
что не имеет права положить ребенка без матери. Опека написала врачу
какие-то бумаги и убеждала его в своих полномочиях. Затем у меня просто
наглым образом насильно забрали ребеночка с рук. Я спросила, почему мы
не едем к педиатору, узнавать вес ребенка, на что услышала: "Делать нам
больше нечего, рабочий день уже окончен". Я спросила, могу ли, определив
старшую дочь к бабушке, лечь в больницу к малышу. Они ответили , что
да, но только в понедельник после их официального разрешения, также как и
в последствии выписаться. Затем сотрудники опеки начали спешно
удаляться, я еле успела узнать, по какому адресу искать их после
выходных. Хоть меня и обещали доставить обратно домой, меня просто
бросили возле этой больницы, слава Богу, что у меня были деньги на
обратную дорогу домой(я ведь предполагала что мы едем на 20 минут к
педиатру). Я приехала домой взяла мужа, мы поехали обратно в больницу,
чтобы передать младшенькой памперсы. Муж пытался поговорить с
начальством больницы о законности удержания ребенка в больнице без
оснований, но уже никого не нашел для прояснения ситуации.

…мы
звонили с мужем в милицию, но там нам сказали, что это не в их
компетенции, что опека никому не подчиняется и что они очень нам
сочувствуют, но ситуацию мы сможем прояснить только в понедельник….

В
понедельник семья направилась в ООиП. Там объяснили, что все проблемы
начались с нашего участкового врача, и на маму собираются возбуждать
уголовное дело. Опека согласилась, что оснований для этого совсем нет.
Участковый педиатр считает семью благополучной, претензий нет.

Затем,
ребенка супругам отдали. В карточке после больницы появился задним
числом диагноз «гипотрофия второй степени». На мать обещали завести
уголовное дело по статье - жестокое обращение с ребенком. В УВД ей
сказали, что «ВСЕМ БУДЕТ ПРОЩЕ, ЕСЛИ ТЫ СКАЖЕШЬ ЧТО СПЕЦИАЛЬНО НЕ
КОРМИЛА РЕБЕНКА».

Родители обратились к независимым врачам и
прояснили ситуация.

На независимом осмотре заведующая областной
больницы поставила диагноз гипотрофию 1 степени. Сказав, что ребенок не
добирает 1 кг. И посоветовала посетить невропатолога. А еще сообщила,
что ребенок никогда не будет толстым, потому что девочка очень высокая, и
в ее случае соотношение роста к весу никогда не было и не будет
нормальным. Госпитализация оказалась совершенно ни к чему, т.к.
гипотрофия лечится исключительно кормлением в домашних условиях.

Представители
властей: сотрудник ООиП - Астафурова Ирина Сергеевна, сотрудники КДН
(основные инициаторы дела).

Действия родителей: готовились подать
иск в суд на действия ООиП, была подана жалоба в прокуратуру.

Результат:
ребенок с родителями, прокуратура провела проверку, выявила нарушения и
внесла соответствующие представления главврачу больницы и главе
администрации.

Последствия действий властей: когда родители
забрали ребенка с инфекционной больницы, то были поражены его видом.
Ребенок был абсолютно бледным, вялым и сонным. Также у ребенка исколоты
уколами все руки и синяки на центральных венах. После того, как малыш
был разлучен с матерью, ему было выдано направление к невропатологу…


4) Дело Лапиных.
Случай изъятия - Москва, Балашиха - 2009г.

Семья Лапиных: отец, мать, приемная (усыновленная) дочка – 5 лет. Родители преподают в Московском государственном университете приборостроения и информатики.

Изъятие:
16.04.2009г. девочка была изъята из семьи ООиП, сотрудниками милиции и
помощником прокурора. Ранее в конце марта во время купания, чтобы
удержать от удара о ванну падающего ребенка, мать неловко схватила ее за
шею и остались царапины от ногтей. На следующий день из детского сада,
куда ходит девочка, поступил сигнал об истязаниях ребенка (на основании
увиденных царапин) в ООиП Балашихи.

1 апреля домой к семье
Лапиных пришли с проверкой сотрудники ООиП результатом проверки остались
довольны.

2 апреля девочка капризничала, не хотела умываться и
плакала. Соседи вызвали наряд милиции.

3 апреля с утра к Лапиным
пришла делегация из десяти человек — сотрудники милиции, ООиП,
заведующая детсадом. Родителям объяснили, что ребенка забирают по
устному распоряжению помощника прокурора города Шавыриной. Отец
отказался отдать ребенка, сказав, что по устному распоряжению ребенка не
отдаст, но согласился проехать с девочкой на медосвидетельствование.
Результаты родителям не показали.

4 — 14 апреля. Инспекторы стали
приходить к Лапиным каждый день. Из отчетов: «Мною посещена семья
Лапиных без предупреждения <…>. Девочка была спокойна, улыбалась
<….>. Для ребенка имеются необходимые продукты, овощи, фрукты,
лекарства <…>. Мною осмотрена девочка. Тело чистое <…>.
Отдельное спальное место. Игрушек в достаточном количестве <…>.
Девочка проснулась и стала искать маму…»

15 апреля. Новое
медосвидетельствование девочки, включавшее гинекологический осмотр.
Травм не выявлено.

16 апреля. Сотрудники милиции и ООиП
предъявили Лапиным «распоряжение об отобрании» Владилены. Отец заявил,
что документ неправомочен — по закону на распоряжении должна стоять
подпись главы муниципалитета. Тогда сотрудники опеки предложили отвезти
Владу на очередное медосвидетельствование. Девочку посадили в машину,
родители поехали следом. На территорию больницы родителей не пустили.
Основание: интересы ребенка родители уже не представляют, против матери
возбуждено уголовное дело.

На основании сигнала из детского сада
сотрудники прокуратуры, опеки и милиции сделали выводы, что девочка
"находится в трудной жизненной ситуации", и ее "жизнь и здоровье
подвергаются опасности". Заявления, сделанные представителями органов
власти при отсутствии доказательств, шокируют:

«у девочки было
фактически оторвано ухо» - говорит О. Головченко, по ее же словам,
сотрудники детского сада утверждают, что Лапины душили девочку веревкой.

Елена
Быватова уверена, что девочка не дает показания на родителей, потому
что боится.

Между тем по заключениям детских врачей,
осматривающих девочку, психологов, зав. детского сада – насилия над
ребенком не было. В детском приюте «Преображенье», куда поместили Владу,
сотрудники заявляют: «Влада явно из благополучной семьи»: «Дети,
пережившие насилие, зашуганные, истеричные, боятся любой протянутой в их
сторону руки. Владилена же абсолютно коммуникабельная, для своих лет
прекрасно образованна, очень сообразительная. Девочка очень скучает по
родителям, особенно по матери».

Представители властей: помощник
прокурора – Л.Шавырина, начальник Управления опеки и попечительства
Казанцева И.И.; сотрудница отдела по делам несовершеннолетних Ольга
Головченко; начальник отдела по делам несовершеннолетних Балашихинского
УВД Елена Быватова;

Дальнейшие действия властей: иск к Лапиным об
отмене акта усыновления в отношении их приемной дочери. Основания: в
связи с тем, что. Возбуждено уголовное дело в отношении матери девочки
по ст. 156 УК РФ «Жестокое обращение с ребенком».

Действия
родителей: обратились к адвокатам, в СМИ, в общественные организации.
Были организованы митинги протеста от политической партии, к которой
принадлежат Лапины (ВКП(б).

Результат: 24 сентября 2009г. Лапины
выиграли процесс по двум делам: гражданскому и уголовному. Девочка
возвращена в семью. Дело в отношении матери возвращено судом в
прокуратуру.

Последствия: ребенок получил тяжелую психологическую
травму. Органы опеки запретили психологам приюта с ней работать,
запретили говорить с ней о родителях, о доме. Девочка очень скучала по
родителям, рисовала их. По заключению психологической экспертизы
Института им. Сербского отмечена «глубокая эмоциональная замкнутость»,
связанная с «тяжелой психологической травмой», наступившей в результате
«отлучения ребенка от эмоционально близких людей». Рекомендации:
немедленно вернуть девочку в «замещающую семью». Но изъятая девочка в
семью вернулась только в сентябре, т.е. практически через пять месяцев.
Где находился ребенок родителям не сообщали.

P.S.P. Возможные
мотивы действия властей:

- служебное рвение. Уголовные дела по
жестокому обращению с детьми имеют свои печальные особенности. 2007 год
был объявлен Годом ребенка, и речи первых лиц государства о
необходимости защиты «нашего будущего» на местах превратились в
директивы. Были ужесточены так называемые внутренние нормативы милиции и
прокуратуры — уголовные дела по издевательству над детьми были вынесены
в отдельную строку «палочной системы». Это привело к валу сомнительных
уголовных дел. Сейчас грядет вторая волна показухи — Совет Федерации по
предложению Медведева ужесточил наказания за педофилию. (балашихинские
милиционеры активно пытались подтолкнуть свидетелей к подобным
утверждениям в отношении Лапиных).

-Лапины считают происшедшее
политическими репрессиями. Супруги – политические активисты, издают
газету, организуют митинги и пикеты.

-возможно, ребенка
присмотрел кто-то другой. Учитывая чудовищный уровень коррупции среди
чиновников, это неудивительно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments